РУССКАЯ ПСОВАЯ БОРЗАЯ: питомник Борзой Романовс
О питомникеДе НоруаНаши собакиЩенкиГостевая КнигаКонтакты

Новости сайта
News (english)
О питомнике
Наши Собаки
Былое
Имена Борзых
Охота
Статьи
Контакты
Форум
Ссылки
питомник ДЕ НОРУА

Ваш Адвокат

Создание сайтов

Охота

Воронеж

Встречи с необъяснимым

Воспоминаний много, но одни из самых теплых воспоминаний об испытаниях и охоте связаны у меня с воронежской областью.

В 1988 году я познакомилась с Сашей Николаевым, борзятником из Воронежской глубинки. Он до сих пор живет в Бобровом Заповеднике на станции Графская. Весной ..88 года Саша приехал в Москву со своей борзой-Дымкой на вязку с моим черноподпалым кобелем-Буршем. Через 2 месяца, летом родились 9 щенков, большая часть из которых, была в отца, т.е. черноподпалого окраса. И я поехала в Воронежскую область для того, чтобы отвезти щенкам вакцину. Я переживала за их жизнь, отчетливо понимая, как плохо было с ветеринарными препаратами в то время, повсеместно. «Борзоводство» в Воронежской области практически не было развито и Саше очень хотелось показать воронежцам чистопородных борзых, охоту с ними, т.к. местами, в деревнях охотники держали выборзков, которые лишь отдаленно напоминали борзых. В конце моего летнего визита, а он был не долгим, я получила приглашение на осеннюю охоту и испытания.

Осенью этого же года, мы в первый раз приехали на станцию Графская. C тех пор Саша, его жена Наталья и Женя-их дочь, остались моими друзьями.

Доехали мы до Графской поездом и оказалось, что для собак это достаточно быстро и удобно, всего ночь. А соответственно ни мы, ни собаки измучены не были. Утром, в 6 часов, на станции нас встретили еще одни московские борзятники, приехавшие на испытания, но только на машине и чуть раньше нас. Первой фразой, которая была произнесена ими, было то, что нашим собакам здесь делать нечего. Что заяц здесь настолько резвый, что уж если за неделю своего пребывания они ничего не поймали, то мы уж тем более не поймаем.

В поле мы ходили каждые 2 дня, делая на день перерыв, для того, чтобы собаки успевали отдыхать. До поля было приблизительно 1,5 километра. И наш путь пролегал по краю узкоколейки, которая была проложена между пунктами местного значения.

В первую же субботу и воскресенье собралось все «борзячье» общество из близь лежащих районов. Но больше было любопытных без собак, которым было очень интересно посмотреть, а что же будут делать «диванные» собачки, привезенные дамами из города. В деревнях не привыкли, что собаками и охотой занимаются женщины и мужское население воронежской области ходило ухмыляясь, временами отбрасывая едкие шуточки в наш адрес. В тот день зайца было не так много.

Главные правила на охоте - это идти молча, спускать собак только в тот момент, когда они четко пометили зверя. Но часто на испытаниях бывают такие минуты, когда кого-нибудь обязательно перехлестывает азарт и раздаются неожиданные истошные крики в виде «ату» или еще чего-нибудь. От этого теряешься, собаки на крик «ату» теряют ориентир и часто в таких случаях не видят зверя.

Почти такая история и приключилась в этот день. С нами ходил один из жителей Госзаповедника, который сам держал еще молодую борзую сучку, которая пока по возрасту не подходила на испытания. Конечно, опыта охоты с борзой у него не было, но опыт охотника, безусловно, был. Ходил он с нами из желания посмотреть на работу собак. Мы шли ровняжкой / ровной линией, цепью, на расстоянии 15-20 метров друг от друга/ по полю, в какой-то момент я отстала на несколько шагов и, как часто бывает в ответственные моменты подъема зверя, немного расслабилась. Очнулась я от истошного крика, который нечеловеческим голосом издал житель заповедника Сергей, как звали этого горе-охотника.

Собаки стремительно вырвались у меня со сворки, свалив меня лицом в пашню, от чего я досадовала еще больше. Заяц, который выскочил, по правилам испытаний, и так был мой, собаки его пометили. Но от этого крика еще один человек, растерявшись и упав от броска собак, сбросил со своры своих борзых, и по тем же правилам такая работа в зачет не шла. Но зато, именно эта скачка моих собак и создала для неизбалованной настоящим бегом борзых, мужской половины земли Воронежской, то исключительное впечатление о чистопородных собаках, которое сохранилось у них надолго. Мои собаки, Ураган и Бурш, стремительно, пулей пронеслись мимо ошарашенных охотников. Потом, после скачки все охотники, в один голос, утверждали, что был слышен свист чего-то пролетающего мимо. Скачка поразила всех. С пулей, выскочившей из ружья, сравнили тогда моих собак. Поимки не было, борзые, сорвавшиеся еще у одного владельца помешали, но впечатление о этой молниеносной работе поразило тогда всех присутствовавших.

Как досадовала я на Сергея, объясняя ему, что нельзя кричать, что это только мешает, а не помогает, но, думаю, что он так и не согласился со мной. А поскольку у меня была возможность познакомиться с Сергеем поближе, я поняла, что характер у него очень упрямый.

Москвичи с борзыми, которые считались одними из самых лучших в Москве, в конце испытаний поставили свою собаку ко мне в свору, надеясь на расценку, т.к. удача на полу степной воронежской земле им не сопутствовала.

И надежды их оправдались. Однажды, за 2 дня до отъезда, мы пошли на луговину, где несколько дней назад были замечены 2 зайца. Луговина не была очень большой, с одной ее стороны стояла длинная поливальная установка, с другой стороны дорога, с третьей - не широкий ручей, поросший по краям кустарником, и четвертая ее сторона плавно переходила в другое поле. В моей своре было 4 собаки, и заяц встал, как всегда в самый неожиданный момент. Получилось так, что две борзые, стоявшие с моими (а у нас был крайний номер), отошли от меня метров на 30. И где-то в 40 метрах от них слева, соответственно в 70 от меня встал русак. Для испытаний и для воронежского полу степного зайца - это большое расстояние и я не стала спускать своих собак. Спустила я их от крика московской борзятницы, которая кричала мне: «спускай, спускай». Еще секунду я сомневалась, а потом спустила, подумав, а пусть проскачут просто так.

Я недооценила своих собак. До зайца, когда они слетели со своры, было уже метров 100-110, и скачка уже шла. Русак, прекрасно зная местность, потянул собак к поливальной установке, чтобы проскочить под ней. Собаки бы, неминуемо, пролетая за зверьком под ней, сбавили бы скорость, и заяц это знал. До поливальной установки было метров 200. Ураган с Буршем молниеносно сократили расстояние, скачка была отлично видна со всех сторон, т.к. собаки работали в радиусе 150-170 метров. Вперед вырвался Ураган, и было видно как он в броске, вытянувшись как пружина, на угонке / угонкой называется попытка поймать зайца, но заяц, практически из зубов собаки выворачивается/ отбил русака от поливальной установки, не дав ему туда уйти. Тут же подлетел Бурш и сделал угонку, затем ударила на угонке московская сучонка, затем вновь Ураган, а дальше произошло самое интересное. Бурш, вдруг резко оторвался от всей своры и вылетел, обогнав даже самого зайца. Русак оказался при этом в своеобразных тисках и, развернувшись на 360 градусов, Бурш поймал зайца, в броске, лицом к подлетающим к нему собакам.

Такую тактику моего Бурша я видела еще один раз в жизни, когда он точно также, развернувшись лицом к скачущим собакам, поймал русака. Исключительно резво скакал Ураган. Практически всегда он первый доходил до зайца, построив всю скачку на своей стремительной скорости, сбивая зайца с хода, он делал самую главную работу. Собаки сработались так, что каждый их них прекрасно знал, что и как, в какую минуту должен делать. Этот год был счастливым для меня и моих собак. Мы поймали не одного зайца, получили высокие дипломы, остались довольны поездкой, т.к. на примере наших собак, воронежские охотники заинтересовались породой и мы уехали с надеждой, что в следующий наш приезд мы увидим и воронежских борзых.

И вот ожидание, длившееся целый год закончилось, наступила осень 1989 года и уже целая группа московских борзятников вместе со мной отправилась на испытания в воронежскую область. Поехала с нами одна очень интересная пара - владелец и его борзой кобель. Владельца звали Владимир, его собаку Маэстро. Обоих, шутя, называли по кличке собаки. Приехали они на испытания впервые, и все для них было в новинку. При этом оба совершенно не привыкли ходить, и было видно, с каким трудом им дается каждый шаг по полю. Испытания были трудными, приходилось много ходить в ожидании подъема зверя. В один из таких дней, мы возвращались с полей, уставшие и расстроенные тем, что скачек не было, что в этот день была ветреная погода, и только вдали мы видели 2 зайцев. Не доходя метров 80 до дороги, мы как-то вместе, интуитивно оглянулись. То, что мы увидели, безусловно, заслуживало внимания.

Наши «Маэстро», и хозяин, и собака еле передвигали ногами. Периодически они облокачивались друг на друга, собака как бы говорила хозяину, может на ручки меня возьмешь? Володя в изнеможении облокачивался при этом на свою собаку, и вдруг, оба рухнули. Мы внимательно наблюдали за всем происходящим. Но, пожалев обоих, решили присесть ненадолго, дав им отдохнуть. И, что же Вы думаете, в тот момент, когда, казалось бы, эта «сладкая парочка» заснула, буквально в пяти метрах от них поднялся и поскакал маленький листопадник /это зайчонок, который родился в августе/, совсем еще малыш. Подскочили одновременно и хозяин, и собака /если положить руку на сердце, то габариты собаки, ее вес, хотелось бы снизить килограмм на 8-10/, и было видно как ковыряются оба в истошном азарте, уставшие, но восторженные они нога в ногу бежали, пытаясь поймать этого зайчонка, которому бесконечно повезло в его жизни, его так и не поймали, и он играючи ушел. Никто из нас не спустил своих собак, хотя все происходило достаточно близко. Наши собаки истошно кричали и не могли понять почему мы их не отпускаем. Это происходит каждый раз на испытаниях, когда у других свор встает русак и идет работа.

По листопадникам, по правилам испытаний, работу проводить нельзя. Но тут был беспрецедентный случай. Испытания для меня и моих собак были тяжелыми, т.к. перед всеми номерами поднимались зайцы и собаки работали, а передо мной зайца не было. Собаки мучались на сворах и сильно переживали не понимая, почему они не могут скакать с другими собаками за зверем. На эти испытания приехали не только московские борзятники, но и борзятник из Латвии-Эдгар. На следующий день наши «Маэстро» дали себе передышку и мы в поле вышли без них. В очередной день мне не повезло и мы остались без подъема зверя. Настроение мое ухудшалось изо дня в день, собаки нервничали и я это чувствовала. Но, вновь, этот день не обошелся без интересного момента.

Мы вышли на поле, на котором работал комбайн, он убирал то ли свеклу, толи еще что-то. Одно поле плавно переходило в другое и разделяла их только дорога. По этой дороге, медленно шла какая-то легковая машина. Мы не придали этому особого значения, т.к. вокруг везде было свободное пространство. Мы шли по полю, и перед собаками Эдгара поднялся заяц. С ним в своре стояла еще какая-то собака и они сорвались в погоне за зверем. Вся скачка пошла по направлению к идущей по полевой дороге, по направлению к нам машине. Собаки сосредоточенно сокращали расстояние, но вдруг замешкались и остановились. Было совершенно непонятно для нас, почему собаки остановились на виду у уходящего зайца. Из-за машины нам не было видно дальнейшей его скачки. В досаде на собак Эдгар собрал их на свору и мы пошли дальше. Возвращались домой мы той же дорогой. Подходя к полю, на котором работал тот же комбайн, мы услышали истошные крики комбайнера. Он отчаянно, призывно махал нам руками. Я подошла к нему и услышала интересную историю. Комбайн высокий и комбайнеру была очень хорошо видна вся скачка собак Эдгара. Оказывается, собаки не просто так остановились на виду уходящего зверя, а заяц со всей скоростью влетел в бок машины и, естественно, разбился. При этом, собаки, конечно же, прекратили преследование, зверь их уже не интересовал. Шофер легковой машины удара не почувствовал и продолжил свой путь дальше. Комбайнер выскочил из комбайна, забрал зайца и стал ждать нашего возвращения, т.к. знал, что возвращаться мы будем тем же путем. Нас поразила честность водителя комбайна, а еще больше удивились мы «Случаю», судьбе, которая поразила русака.

Огромные поля, огромное пространства, ни посадок, ни пригорков и оврагов. Чистое поле, ведь в нем казалось бы так хорошо должна была бы видна эта единственная машина, но....судьба. В этот день было скачки 3-4, но все они были безрезультатны. Мои собаки ходили на сворке.

Ночью началось что- то невообразимое. Ураган через каждые 20-30 минут просил пить, при этом дышал он очень тяжело, затем просился на улицу. Так мы провели всю ночь. Я не могла понять, что с моей собакой. Под утро мы даже попробовали его мочу на вкус, на сахар, подумав, может быть это сахарный диабет? Но, слава богу, нет. Но на всякий случай, мы решили завтра отпустить моих собак по любому, даже далеко вставшему зайцу. Видимо, хождение на сворах и нервы сделали свое дело. На следующий день нам повезло, но в первый момент скачки моих собак, надежды на поимку у меня не было. Зато Эдгар был в восторге. Вся скачка дважды проходила мимо его ног. В какой-то момент русак утянул собак в неглубокий овраг, и мне показалось, что все, он их скинул, но не тут- то было. Они его умело выбили из спасительного для него оврага и в ногах Эдгара, Ураган поймал русака за заднюю ногу. Восторгу Эдгара не было предела. Он еще долго рассказывал всем, что скачка была рядом с ним, и заяц был пойман у него в ногах. И опять, это стало походить на традицию, поимка моими собаками зайца, происходила в последние дни нашего пребывания. Но все равно, мы были счастливы. Наше терпение было вознаграждено красивой поимкой и вновь высокими дипломами.

1990 год, осенью этого года мы вновь поехали на испытания в воронежскую область. Но поехали мы в этот раз все на машинах, дорога прошла без приключений, и мы уже вечером этого же дня были на станции Графской. В этот раз со мной ехало уже 3 собаки, так как в нашем доме появилась серебристо-белая сучонка из Америки - это были первые в ее жизни испытания.

Жили мы в этот раз не в Заповеднике, а у одного борзятника, в 30 километрах от Графской. Испытания проходили просто фантастически. Вставали мы достаточно рано, далеко не ходили, переходили через дорогу и испытывали собак каждый день на одном «футбольном» поле, как мы его называли. Каждый день мы поднимали то 14, то 16, а то 18 зайцев. Поимки были практически каждый день, а иногда даже две.

Интересного и приключенческого в эту поездку было много. Началось все с того, что со мной поехали 4 щенка моего Урагана, его первые дети. Две собаки были в одних руках, Люда, так звали их хозяйку. Из Москвы она взяла с собой еще одну их однопометницу, которая ходила с ними в своре. Итого -3. Четвертая собака-кобель из этого помета, приехал на испытания со своей хозяйкой, Наташей. Через 3 дня наших походов в поля, Наташа сказала, что она не может больше оставаться на испытаниях, ей необходимо быть на работе и она попросила меня оставить ее кобеля и походить с ним по полям. Ураган со мной в поля не ходил, т.к. у него была травма и я согласилась оставить своего щенка, тем более, что Люда решила взять его обратно с собой в поезд, т.к. в машине мест у нас не было. Так все решилось само собой.

Не ожидала я всех тех неприятностей с ним, которые ожидали меня впереди. На завтра, мы вышли в поле, перед нами встал заяц и я ни о чем не думая, спустила своих собак со своры: Бурша, мою американку Бари и «Самолета», такая чудовищная кличка была у моего щенка. «Самолет» резво набрал скорость, но вдруг наскочил на Бари, она покатилась кубарем, Бурш успел увернуться и скачка была закончена . Это оказалось не самое страшное. Самое страшное только начиналось. Мои собаки пришли ко мне после скачки, а «Самолет» нет. Я пыталась его поймать и так и сяк, призывая его елейным голосом и крича на него. Как только он видел, что я приближаюсь к нему, он без оглядки уходил непонятно куда. Я меняла тактику и пыталась ему показать, что я ухожу, думая, что он испугается, но тщетно. Кобель не шел ни ко мне, ни к кому другому. Он просто уходил. Внутри у меня назревал огромный скандал с самой собой. Я отчитывала себя за то, что я оставила этого кобеля. Борзятники в ровняжке сначала стояли молча, наблюдая за всем происходящем, но когда поняли, что это надолго, пошли дальше и устроились метрах в 100 от происходящего в стоге сена, откуда наблюдать эту глупейшую ситуацию было лучше. Я ползала перед «Самолетом» на коленях, пытаясь хоть каким-нибудь образом заманить его в свои сети, не бесполезно. Я садилась и сидела, при этом он садился вдалеке от меня и также сидел. Я вставала, и он тут же уходил от меня. Был момент, когда я озверев от безысходности уже решила бросить все и не ловить его. Но тут же внутри я осознала, что это чужая собака и ответственность за его жизнь лежит на мне.

Люда, державшая его однопометников и наблюдавшая всю картину не выдержала, вспомнив, что у нее в карманах лежат конфеты, отправилась мне на помощь. Жаль, что видеокамеры тогда были большая редкость, но если бы кто-нибудь заснял эту эпопею, то выиграл бы всех «сам себе режиссеров» сразу.

Теперь уже вдвоем с Людой, мы ползали по полю, разбрасывая по нему конфеты в попытке заманить кобеля поближе и поймать. На секунду представьте себе ситуацию: Мы ползем по полю, цель близка, кобель интенсивно пожирает, брошенные ему конфеты. Вот, вот он подходит близко, я подняла руку, чтобы схватить его...но промахнулась. Вы можете себе представить мое состояние! «Самолет» почувствовал что то неладное. Но, слава богу, желание съесть конфету пересилило и в очередной его подход к нам, мы его поймали. Что же с нами творилось, мы ликовали, радовались и прыгали как безумные. Вся эта история заняла часа 2 и день испытаний для нас был испорчен.

Все остальное пребывание «Самолета» на испытаниях заключалось в том, что он в 2х ошейниках и на 2х поводках выходил на прогулку со мной 3 раза вдень. Следующий день был счастливым, хотя мы ходили по полям достаточно много, а обилия зверя не было. И вот, при переходе с одного поля на другое, мы остановились на небольшой привал. Сзади нас была негустая лесополоса, слева - поля, впереди - поля, а справа стояли 2 длинных и высоких стога. Одна из борзятниц пошла к ним и, вдруг, я увидела, что она отчаянно машет нам руками. Я поняла, что что-то там она увидела, и поскольку собаки были на сворке, я резво побежала с ними к стогам.

То, что я увидела, поразило меня до глубины души. Между стогами на задних ногах сидел заяц. Он сидел и смотрел на нас. Собаки его еще не видели, т.к. движения не было, а он все сидел и продолжалось это, наверное, минуту. Затем, видимо, не выдержав напряжения он сорвался, и тут же за ним сорвались со своры собаки. Скачка была молниеносной и короткой. За стогами заяц был уже пойман. Конечно, собаки не были расценены на диплом, т.к. с зайцем явно, что-то было не то. То ли он был подстрелен, то ли загнан, но скачки как таковой не было.

Бурш и Бари одновременно схватили зайца, метрах в 20-30 от меня. Бари повезло, не часто выпадает такая удача молодой собаке, притравиться по такому русаку. К моему удивлению, и радости у Саши Николаева, который ходил с нами оказался тот самый «рояль в кустах», который в этом случае был фотоаппаратом. И меня с собаками и зайцем запечатлели для истории.

И вновь, оставалось 2 или 3 дня до отъезда и мои собаки поймали зайца на испытаниях и вновь получили дипломы. Деревушка, в которой мы жили очень живописно расположилась на берегу озера. Машины, на которых мы приехали, проехать по деревенской дороге до дома не смогли и мы оставляли их на высоком месте перед съездом вниз к озеру и стоявшим практически на его берегу домам.

В этот приезд компания была большая и кто-то, насколько я помню, Люда с кем то еще из борзятников поехала на почту в ближайший райцентр. Было часов 8-9 вечера, первые числа ноября. Мы все расположились за столом и уютно пили чай, собаки спали в ожидании завтрашнего поля. И вдруг, в дом вбежала запыхавшаяся Люда с криком НЛО, НЛО. Скорее, вставайте, бегом на улицу. Мы сначала подумали, что нас разыгрывают, улыбаясь все-таки вышли из дома и... В деревне столбов с электрическими лампочками не было, темень была такая, что хоть глаз выколи. Выходить из дома можно было только с фонариком. И вот на фоне совершенно темного неба, плыла малинового, совершенно неестественного цвета, цвета, которого в природе нет, какая-то масса. Она как бы пульсировала, то расширяясь в своих размерах, то сужаясь. Затем она застыла над краем озера и из этой малиновой массы на озеро направились узкие лучи, которые своими концами упирались в озеро, затем в середине этой массы появился широкий цилиндрический луч, который точно так же своим концом уперся в озеро. Мы, а нас было человек 15, стояли как завороженные, наблюдая эту картину. Продолжалось все это минут 20, затем эта масса собралась, сконцентрировалась и пошла по направлению к горизонту.

За 10 дней до нашего приезда на испытания в газетах прошла информация о том, что в Воронеже села «тарелка». Это была моя первая встреча с НЛО. Вторая состоялась ровно через год, в первых числах ноября, только уже на охоте в Суздали. Но это исключительное событие оказалось не последним приключением в этом сезоне. Закончились наши испытания и надо было уезжать, но у Люды билеты на поезд были куплены так, что нам надо было задержаться еще на 2 дня. За 15 дней нашего пребывания устали все и собаки и люди. И мы решили поехать на станцию Графская, за 30 км от места нашего проживания, чтобы попробовать поменять билеты на этот день. Оставалось часа 2 до отправления скорого поезда, на который мы хотели приобрести билеты. Уезжая, мы с Робертом попросили на всякий случай Люду быть собранной, чтобы приехав, мы быстро ее погрузили и отвезли на станцию. Время было сложное, везде с продуктами было плохо, с железнодорожными билетами тоже. Вообще, проще было бы сказать с чем было легко, а не с тем, с чем плохо. Для того, чтобы поменять билеты, и для того что бы кассирша нам в этом не отказала, я предусмотрительно взяла с собой презент. Мы приехали на станцию и я пошла пробовать менять билеты. Первым делом я всунула в окошко презент, от чего кассирша пришла в полное недоумение. В глубинке, к этому не привыкли, она хотела, видимо, отказаться, но увидев 2 огромные банки тушенки, не устояла.

Поскольку до отправления поезда оставался час, то мы решили оставить билеты в кассе и договорились с кассиршей так, что если мы успеваем приехать, то берем билеты на сегодня, а если нет, ну что ж делать, отправляем Люду через 2 дня. Мы успели, до отправления оставалось еще минут 15 и я пошла в кассу. Когда я сказала кассирше, что надо оформить еще билеты на 4 собак, она растерялась, сказав мне, что она понятия не имеет как их оформлять. Я ей показала проездные билеты из Москвы и попросила ее оформить также. Но она не рискнула и начались ее бесконечные консультации по телефону. Время летело. Люда с Робертом стояли на перроне в ожидании поезда. И тут, что то передали по громкоговорителю. Кассирша в ужасе бросила телефонную трубку и закричала: «Это Ваш поезд, скорее, он стоит всего лишь 2 минуты».

Я схватила недооформленные билеты и побежала на перрон. В это время поезд уже пребывал. Мы побежали к своему вагону и стали забрасывать вещи. Проводница посмотрев билеты с ужасом начала нам объяснять, что свободного купе у нее нет. Мы начали возмущаться и говорить, как же так у нас билеты на целое купе, а Вы говорите нет. В это время мы, все таки, под крики проводницы успели запихнуть все и вещи, и Люду, и всех четырех собак. Двери закрылись и поезд тронулся. Мы с облегчением вздохнули и пошли по перрону, по направлению к выходу. Но тут я посмотрела на часы и увидела, что поезд ушел на 10 минут раньше расписания. Я об этом сказала Роберту и еще одному борзятнику, который ездил с нами. И сама для себя вслух я рассуждала, что, наверное, поезд, выйдя из Воронежа, а до него 60 км, знает, что он в пути до Москвы может опаздывать и оставляет себе для этого время. Роберт посмотрел на меня и засмеялся, сказав, что такого не бывает. В это время я увидела кассиршу, которая бежала нам навстречу. Запыхавшаяся, она стала кричать, что мы посадили Люду не на том поезд, что наш придет только через 10 минут. Что Люду неминуемо высадят на следующей остановке. Что нам надо, кому-то ехать на следующем поезде до этой остановки, а мужчинам в это время ехать туда на машинах. Было уже темно. Дороги никто не знал, но слава богу, что хоть тот поезд, в который мы посадили Люду шел до Москвы, теперь мы поняли истошные крики проводницы о том, что у нее нет свободного купе.

Объяснять кассирше, что она виновата в том, что мы посадили человека не на тот поезд, было бесполезно и мы не стали это делать. Наши мужчины отправились на машинах, а мы дождавшись поезда, сели в то купе, в котором должна была ехать Люда. Приехав на станцию, мы минут пять метались по перрону и вокзалу, крича: Люда, Люда. В итоге поезд задержали на 3 минуты, Люду мы не нашли. Но проводники оказались очень приятными людьми, поняли нашу ситуацию и обещали, подобрать женщину с собаками, если ее высадят где-нибудь еще. Минут 30-40 мы ждали Роберта и нашего приятеля. Как они нашли дорогу, они сами толком сказать не могли, но нашли. Далее, мы отправились искать почту, для того, чтобы позвонить в Москву и предупредить сыновей Люды, что она может приехать завтра или на одном поезде, или на другом. Хорошо было только то, что они приходили с промежутком в пол часа на один и тот же вокзал.

После 6 часов вечера сельская местность вымирает, не работают ни магазины, ни почта, ничто другое. Как мы искали работающую почту, рассказать трудно, но все-таки нашли и дозвонились в Москву.

Приехав в Москву, мы узнали окончание этой истории. Люда категорически отказалась слезать с поезда, когда ее, так как и говорила кассирша, все-таки хотели высадить на станции, по которой мы потом бегали. Пожалев ее, с четырьмя собаками, и поняв то, что еще слезть с поезда она сможет, но залезть сама, с четырьмя собаками, с подстилками, с огромными рюкзаками, она уже никак не сможет, поместили в нерабочем тамбуре. На окне была большая дыра и из нее страшно дуло. Хорошо, что Люда была запасливым человеком, и у нее в рюкзаке был пластырь, которым она и заклеила эту дыру. Люда расстелила все содержимое ее двух больших рюкзаков на пол и кое-как устроилась с собаками.

Доехав до Москвы Люда попыталась сойти с поезда, но тут ее дернул все тот же злополучный «Самолет» и, попав в расщелину между перроном и поездом, свалился туда. На руке у Люды были намотаны все четыре собаки. «Самолет» истошно орал внизу, рука Люды тянулась вниз, от того, что дергал кобель. Никто из проходивших мимо не решался помочь, боясь крупных собак. Но, все таки, один мужчина решился хотя бы подержать собак, поводки которых Люда с большим трудом сняла с руки. Она потом рассказывала, что как опустилась вниз, она помнит с трудом. Как она подняла кобеля, и кто ей помог вытащить его на перрон, она тоже не помнила. Наконец как-то подняли ее и помогли выгрузить все вещи. Люда стояла на перроне и не могла никуда двинуться, т.к. 4 собаки и вещи не давали ей этого сделать. Сыновей не было. И только минут через 30, нехотя 2 ее великовозрастных сына появились на перроне. Оказывается, в ожидании поездов, они просто несколько отвлеклись на игральных автоматах. Все, что накопилось у Люды за этот долгий и тяжелый путь, она еще долго высказывала своим сыновьям.

Иногда, читая книги или смотря фильмы, такие как «Ирония судьбы или с легким паром», мы думаем, что это надуманная история. Вот что бывает в жизни, и на трезвую голову, в отличие от «легкого пара».

И еще один сезон, не совсем удачный, но веселый мы провели в воронежских полях. Были чудесные вечера, воронежские посиделки, бесконечные охотничьи рассказы и восторги от бешенной скачки борзых собак по воронежским, бескрайним полям. С нами ездил Джим Силлерс, владелец Питомника Сибари’з, ветеринарный врач и просто веселый хороший человек.

1997 г.

Инна Эстрина

в раздел "Охота"

питомник Русских Псовых Борзых "Борзой Романовс", владелец Инна Эстрина. E-mail: borzoi-romanovs@yandex.ru
Дизайн © Диоскури
Верстка и поддержка сайтов: dog-site@yandex.ru DOG-SITE - сайты о животных