РУССКАЯ ПСОВАЯ БОРЗАЯ: питомник Борзой Романовс
О питомникеДе НоруаНаши собакиЩенкиГостевая КнигаКонтакты

Новости сайта
News (english)
О питомнике
Наши Собаки
Былое
Имена Борзых
Охота
Статьи
Контакты
Форум
Ссылки
питомник ДЕ НОРУА

Ваш Адвокат

Создание сайтов

Статьи

Ответ Инны Эстриной
на статью А.Шубкиной «Борзая в 3-ем тысячелетии»

В.И.Казанский в книге А.В.Платонова «Охотничье собаководство» 1966 год писал: «…попав почти 50 лет назад в деревню, к крестьянину, псовая борзая оказалась лишенной кинологического надзора, и развитие охоты с ней у сельских охотников не способствовало поддержанию нашей коренной породы в чистоте».

А вот, следующее высказывание: п.Шаповалов в книге «Промысловые борзые собаки» писал: «После революции степная борзая осталась промысловой собакой народной охоты. Остатки русской псовой борзой из спортивных помещичьих охот разошлись по рукам охотников-промысловиков и в корне изменились». Но, но, но… существовали и «пробравшиеся к руководству охотничьим собаководством буржуазные охотники, преимущественно из бывших помещиков, препятствующих сохранению степных борзых…», которые «значительно помешали развитию» промысловых борзых.

А следующие высказывания, наверное, знают все владельцы борзых. Д.Вальцов в своей книге о Першинской охоте писал: «Заботу о злобности, или вернее подбор производителей только по злобности, Великий Князь совершенно откинул, держась того мнения: если собаки будут породисты, правильно сложены, резвы и по типу псовые, то они будут обладать и всеми нравственными качествами, присущими псовым, т.е. будут азартны и злобны, т.к. злобность к зверю есть существенный признак этой породы и как природное свойство не может не появиться в породистых собаках».

П.М. Губин писал, что: «нередко случается, что собака, негодная для полевой езды драгоценна для породы, как производитель, и поэтому при собаководстве, сохранение таких собак обязательно».

Николай Петрович Ермолов писал: «В деле собаководства первое и самое важное кровь и только на почве кровности можно вывести собак определенного и устойчивого типа, но, конечно при условии производить подбор по ладам, иначе можно установить порочные формы. Не следует увлекаться и рабочими статями, имея вииду лишь полевые качества и забывать изящество, при малейшем же отступлении от кровности, при увлечении особой кровностью или злобой – можно утратить надолго труды и заботы многих лет».

А, вот и П.М.Мачеварианов «Нападали на мое воспитание щенков, выкормку которых я разделяю на периоды, смотря по их возрасту. Трунили целым хором над тем, что я собак берегу и холю, почему не езжу по ножам, зачем в дождливое время не забираюсь в топь, а предпочитаю степные и луговые места… Каких дивных собак передарил я родным, друзьям и приятелям, в надежде – авось порода уцелеет и удержится в чьих-то руках; но … не тут-то было! Все эти полевые наездники в каких-нибудь пять, шесть лет, запытав насмерть старых псов, выводили таких уродов, в которых не оказывалось ни малейших признаков прежней крови».

Начала я свою статью с высказываний известнейших заводчиков борзых прошлого, именно для того, чтобы было понятно, что они идут в разрез идеям, высказанным в статье Анны Шубкиной «Русская псовая борзая в начале третьего тысячелетия», которую я нашла недавно, хотя она и была напечатана в 2000 году в журнале «Охота». Как-то странно эта статья прошла мимо меня в тот год, хоть я и стараюсь следить за всем, что печатается о борзых. Правда, на что-то имеет смысл отвечать, а на что-то нет, по моему мнению.

Прочитав данный материал, я поняла, что не могу остаться безразличной! Очень хорошо, на мой взгляд, сказал в своем «Открытом письме г-ну М.М.» Александр Лютин – «молчание –один из самых трудно опровергаемых аргументов».

Но в большинстве случаев, мы молчим, а «они», как и г-н М.М. – пишут, и получается так, что читают только их статьи и опусы. Т.к. та же газета «РОГ» и «Журнал «Охотничьи собаки», который имеет практически ту же редакционную коллегию, печатают только те материалы, которые проходят их личную цензуру и политически направлены в ту сторону, куда политически направлена редколлегия журнала и газета. При этом говорю не голословно, т.к. неоднократно посылала свои статьи в данные издания, но напечатаны они не были. Неудивительно, правда, т.к. и газета и журнал, к сожалению, уже давно стали глашатаями определенных взглядов в собаководстве. Правда, разговор тут не об этих изданиях!

Тема, которая затронута в статье Анны Шубкиной, не устаревает и поднимается время от времени, именно поэтому, сколько бы лет не прошло после публикации – ответ не устареет также…

Бытует такое мнение, что в спорах рождается истина, я же не споря, путем фактов попытаюсь высказать свое мнение по вопросам, о которых идет речь в этой статье.

Прочитав данную публикацию, я очень удивилась тому, что эксперт по борзым, коим является автор статьи, почему-то, базирует свои знания на записях, сделанных во Всероссийской Племенной Книге Охотничьих собак, в которой указываются лишь кличка собаки, дата ее рождения, окрас, родители, владелец, титулы, оценка экстерьера, полевые дипломы и количество классных потомков. Ничего более узнать из этой книги невозможно, т.к. нигде в ней нет описания экстерьера собак, расценки по баллам за дипломы, районы в которых они получены. И, конечно, хочу заметить, что не только во Всероссийской родословной книге охотничьих собак сохранились записи о привезенных из за рубежа производителях. Существуют еще записи экспертов, которые судили этих собак на выставках, записи отдельных заводчиков борзых прошлых лет, которые описывали ценность того или иного экземпляра, а также и их потомков.

Старые заводчики очень часто писали о том, что 7 – 8 колено предков оказывает сильное воздействие на потомство полученное от производителей. И на практике мне удавалось убедиться в этом. При критике производителей, привезенных из-за рубежа, о которых пишет Анна, нельзя забывать, что Орел-Гермелин, которого привез из Германии Ф.Невежин, являлся потомком лучших российских собак, Асмодея и Птички Першинской охоты, известных во всем мире, которые именно в 7 колене находились у данного производителя в родословной. А, следовательно, он имел определенное и сильное их воздействие на потомство. Амур фон дер Кайзерплац, о котором пишет автор, также уходил своей родословной в тех же самых собак, с некоторым приливом старых кровей борзых Германии. Фемина Куик Молодец – также. Грифо дер Каролингер фон Виннервальд (как называли его в России), который появился в России несколько позже, имел те же германские крови питомников «Урал», «Вергей», «Рассвет», а следовательно те же, что и предыдущие производители, именно поэтому можно с определенностью сказать, что они влились в породу борзых России и явились тем самым глотком не столько свежего, сколько препородного воздуха, который был так необходим оставшемуся десятку русских псовых в России после войны. И, инбридинги на них не «канули в бездну» в связи с поглотительными скрещиваниями, о которых пишет автор, а повлияли на повышение общего уровня породности и блесткости в породе, которые были так необходимы в то время.

Далее автор пишет, что Грифо «успешно работал в поле на испытаниях и оказал позитивное влияние на породу», смею вам сообщить на это, что Грифо только один раз выезжал в поля. Но, при этом, выехав всего один раз, он тут же получил диплом 11 степени, т.е. поймал русака, а родословная его, при этом основывалась на «бракованном», по мнению автора статьи материале, т.к. были бездипломными борзыми. Как же при этом Грифо смог дать так много классных потомков, среди которых и чемпионы породы? Алан Михайлович И.Б.Соловьева, о котором с таким отрицательным пристрастием пишет автор статьи, не имел полевых дипломов, т.к. еще в молодости повредил ногу и именно из-за этого его не могли использовать в охоте. Так писал о нем эксперт Арманд Б., который судил его на выставке борзых. Причем он отмечал, что собака эта будет очень ценна для субтильного поголовья борзых в России. Вот его слова: «Несомненный интерес представляет Алан Соловьева, вывезенный щенком из Финляндии. Этот кобель очень интересен своим происхождением и должен быть использован в племенной работе. К сожалению, травма задней ноги, вряд ли, позволит ему показать свои полевые качества». К чему же во всеуслышанье отмечать, что кобель не работал в поле?

К тому же все владельцы борзых прекрасно знают ситуацию, с которой столкнулся владелец этой собаки в МООиР, завезя эту борзую в Россию, в которой на то время утвердился совершенно другой тип собак, собак облегченных и плохо одетых шерстью. Общественное мнение «корифеев», тут же сделало Алана изгоем своего времени и именем нарицательным. Именно поэтому, надо вам сказать, И.Б. Соловьев вынужден был от постоянных оговоров и унижения своего кобеля уйти из рядов МООиР, да разве только он один? Все это, несмотря на то, что мать Алана была внучкой собаки, рожденной в питомнике «де Норуа» – Яги де Норуа и правнучкой Удалого Вознесенского /Валдай Гилярова+Сайга Вознесенского/. В 5-6 колене этот кобель имел большое накопление все тех же питомников «Молодец», «Вергей», «Зильбергоф», «Рассвет», «Урал», а, соответственно, все те же крови, что и Орел-Гермелин, Амур и Фемина. По отцовской же линии Алан был сыном прекрасного черного кобеля, многократного чемпиона Кипперс Михаель Анджело, который нес в себе прекрасный тип черных борзых Англии.

Да и сегодня, когда прошло много лет и появились собаки с определенным накоплением его кровей, можно определенно сказать, что он сыграл свою положительную роль в породе, дав множество блестких и отличных по экстерьеру собак. Кроме всего прочего, Алан был привезен из Финляндии, а не из Англии, как пишет автор. А.Шубкина пишет о том, что запуганные инбридингами провинциальные владельцы борзых только потому вязали этого кобеля со своими суками, что он не связан с ними родством. Я множество раз беседовала с владельцами борзых, которые живут в других регионах, разговаривала и об Алане Соловьева. Вязали его совершенно по другим соображениям. Охотники с борзой, которые реально, практически весь охотничий сезон проводят с собакой в полях, считают, что русская псовая борзая это собака, которая работает на коротке, что она должна быть не плоской и звонкой, а достаточно широкой и костистой. И это доказывается практикой, посмотрите на спортсмена, который бежит на короткие дистанции, он значительно более развит физически, нежели бегун на длинные дистанции.

В 1891году Барон г.Розен, автор исторического очерка о борзой собаке писал: «Вся современная литература грешит одним – это желанием подогнать всех существующих борзых под один тип. При этом, всякий из нас, имеющий собак, клонит вопрос в свою сторону, относясь крайне нетерпимо к собакам других охотников. От этого происходит такое вавилонское столпотворение, которое вообразить трудно. Один признает только старинную густопсовую, другой мачевариановских, третий кареевских, четвертый никаких не признает, считая хорошей собаку лишь ту, которая ловит, или злобно берет волка и т.д. Все это от нашей непримиримости друг к другу, соберутся три охотника и являются три понятия о ладах борзой собаки, причем всякий хвалит своих собак и порицает остальных».

Н.Корш также писал об охотниках, владельцах борзых: «жаль только, что все они делятся на несколько совершенно различных лагерей, резко отличающимися друг от друга своими понятиями об идеале борзой собаки, в особенности псовой. Происходит это, конечно от того, что… большая часть любителей-охотников ходит в потемках… Оно и понятно, впрочем: все охотники или придерживались в молодости, или придерживаются в данное время, мнения какого-нибудь старого охотника, составляющего для них авторитет, а авторитеты эти, задолго до нашего рождения, перепутали и перепортили породы собак, частью по неумению, частью по лени и неряшливости, а теперь или ограничиваются рассказами о том, что было когда-то при царе горохе, или просто обманывают нас и себя, показывая разных страшилищ и уверяя, что это старинный тип таких-то и таких-то собак. Я сказал «обманывают» на том основании, что на моих глазах виды борзых до того изменились к худшему, что их и узнать нельзя, а благодетели их, старые охотники уверяют, что собаки все те же, а иногда даже, что искусным подбором – они улучшены. Молодым охотникам, за неимением другого не представляется возможным отнестись к этому критически, а приходится ловить на лету рассказы ветеранов и верить им. Прислушайтесь к разговорам на выставках: «один отстаивает одно, другой – другое, третий – третье…», «хотя основывается только на личном вкусе».

Ну, как вам высказывания старинных знатоков борзых? Несомненно то, что при описании классных потомков от Бурхана де Кусково, следующий кобель о котором идет речь, автор статьи не может объективно описывать его потомка Ч.Лезгина, у которого, аж, 19 классных потомков, при описании же Алана Соловьева автор пишет всего 15 классных потомков, из которых 4 чемпиона. Описывая, например Грифо, автор пишет, что от 9 вязок, он произвел более 30 потомков, из которых 18 с дипломами и 3 чемпиона «что необычайно много не только для того времени».

Почему же такая дискриминация? Не потому ли, что Лезгин является достоянием «Коллекции Университета» с которой работает Анна Шукина, а Алан – нет? Да и больший интерес у заводчика всегда вызывает количество классных потомков, которое подсчитывается относительно количества вязок и количества этих классных потомков в каждом помете от количества рожденных в нем щенков, а не просто количество этих классных потомков. Это было бы правильнее. А то, в жизни часто получается так, что один производитель за всю его жизнь имел 40-60 вязок и 20 классных потомков (практически по одному от каждой 2 или 3ей вязки, а другой 15, но всего 5 вязок, при этом по 3-4 классных потомка из каждой вязки, а по записям в той же племенной книге, тот, кто имеет 20 классных потомков, против 15, оказывается ценнее?!

При этом в Племенной книге, далеко не каждый чемпион породы являлся и является хорошим производителем, а тем более припатентным, что встречается достаточно редко.

При использовании Бурхана де Кусково, который следующим за Барыней де Норуа попадает в Россию, пишет А.Шубкина идет широкое использование этого кобеля с целью ухода от возможных инбридингов, которые появились с использованием Барыни де Норуа… Простите, как же можно это писать, когда Бурхан происходил от Галки и Пети де Норуа, а Барыня от Петрова де Норуа и Одессы де Норуа. При этом Петя и Петров два однопометника? Кстати, могу заметить, что Бурхан – это продукт слияния тех самых европейских и достаточно большого количества американских кровей, которые были в его матери и которые так критикует автор.

Далее, по ее словам автора, Ч.Оскал де Рети и Ч.Ураган де Норуа, были тесно связаны с Барыней де Норуа. Могу сообщить, что Оскал имел достаточно много русской крови с небольшим прилитием крови питомника «де Норуа» - две собаки питомника:Бише с Ларисова и ее сын, отец Оскала Юша де Норуа. В 4 и 5 колене по отцовской линии он имел российскую борзую Кречета и его брата Кумира. В 4 колене по матери имел того же Грифо, привезенного из Чехословакии. Был неказист, но давал великолепное потомство. Где здесь его близость к Ч. Барыне де Норуа?

Ч. Ураган де Норуа был сделан совершенно на других собаках питомника, он был заинбридирован на наших борзых пятидесятых годов. Валдай Ковалева был сыном рожденного в Швейцарии Барина, также как и Ч.Ураган де Норуа и действительно имел небольшую часть кровей, которые имела Барыня, но уже по материнской линии.

Говоря о двух кобелях, владелицей которых являлась Т.Богорад, автор ошибается в том, что они оба стали Чемпионами породы. Чемпиона породы получил лишь Фетиш фон Сметанка. Айк,с Кречет же никогда этого звания не имел. Ошибается она и в том, что эти кобели стали рекордсменами по количеству вязок. Их давно переплюнул ввезенный в наши дни Ч.Альдебаран де Нобиле Вельтрус.

При описании потомков Айк.с Кречета, автор статьи говорит о том, что у данного производителя была никудышная внешность, но я хочу вам сказать, что очень часто собаки с прекрасным экстерьером являются некудышними производителями. А средние же особи с прекрасной родословной оказываются выдающимися производителями и говорят свое слово в породе. Яркий тому пример Ч.Оскал де Пети, с его посредственной внешностью, но хорошей родословной. Я не могу сказать, что внешние данные Айк’с Кречета были исключительными по красоте, но согласиться с автором статьи о том, что два однопометника Айк’с Кречет и Айк’с Кенечка являются результатом внеплановой вязки я никак не могу. Точно также как и то, что всё их потомство плохо. Уж очень предвзято она пишет о том, что большинство потомков Айк’с Кречета были с оценками «хорошо» и «удовлетворительно». Если говорить об этом, то уж не голословно, да и приводить клички собак, его потомков, которые были и с оценками «отлично» и «очень хорошо», а не вводить в заблуждение владельцев борзых, которые только входят в породу, в очередной раз поставив «клеймо» на собаках. При приведении оценок у потомков Ч.Барыни де Норуа, Анна пишет, что вначале все ее потомки получали оценки не выше «хорошо», так уж сильно отличался тип этих собак, от того, что имелось в России. Это не помешало автору выделить данную производительницу в достойные.

Далее А.Шубкина пишет, что заводчику Кречета и Кенечки запретили, якобы, повторять подобную вязку,– это также явное преувеличение автора. При «акции спасения» нежелательной вязки, о которой пишет Анна Шубкина, эти 2 собаки были подарены в Россию... Уж в этом ничего исключительного нет! Могу вам смело сказать, что борзых очень часто дарили и дарят в Россию. Дарила У.В.Труэб, д-р Д.Силлерс и многие другие, до появления этих собак в России и после. Так что, заводчик Кречета и Кенечки не сделал ничего из ряда вон выходящего.

Все эти домыслы, в отношении Айк’c Кречета и Айк’с Кенечки, как я понимаю, направлены на дискредитацию некоторых борзых, которые явно не симпатичны автору. Но где же при этом объективный взгляд эксперта?

Как можно говорить о посредственности того же Айк,с Кречета, когда в его родословной имелись прекрасные собаки из питомников Фальконкраг, Колхю, И того же Кипперс, что имел в своей родословной Алан Соловьева. Ведь и эти собаки дали ряд прекрасных потомков, которые в свою очередь продолжили их линию и семейство. На Айк’с Кречета имбридировали и не однократно, что приводило к хорошим результатам, а, иногда, и отличным результатам! А ряд потомков, которых он дал, из готорых Гарна и Ч.Гридень, Ч.Дарьял и Ч.Дарина, Расправа, Рута, Радость Рона, Баска, Карат, Кайра, Наяда, Павлинка, Ч.Задира, Кумушка, Ч.Злата и другие. При этом я назвала только тех собак, которые находятся на слуху у всех владельцев борзых, любят или не любят они того же Айк’с Кречета.

За рубежом не бывает диктата общества, в котором регистрируются частные питомники. Разведение собак в питомниках отдано на откуп владельца питомника, т.е. заводчика. Там же, достаточно часто, сознательно, используют инбридинг, как средство достижения утверждения желаемого типа. Так встречаются и целенаправленные довольно тесные инбридинги, когда используют 2х однопометников. При этом, безусловно, заводчики изучают и знают достоинства и недостатки предков. И ничего крамольного в этом нет, кроме того, что на имбридинг 2:2, можно идти, все-таки в исключительных случаях.

Анализируя привезенный в Россию до 90 года племенной материал, можно определенно сказать, что все, привезенные к нам борзые, во-первых, имели одни и те же корни, т.к. их предки происходили из России. Во-вторых, все они имели повторяющиеся множество раз одни и те же питомники в их родословных, такие как «Вергей», «Урал», «Рассвет», «с Московского хове», «Волга», далее «Фальнонкраг», «Колхью», «Кипперс» и многие и многие другие.

Явное преувеличение автора статьи, говорить о том, что русская псовая борзая не выживает в «дворике с низкой оградой». Это смотря к чему приучить собак. Есть собаки, которые прекрасно живут при низкой ограде и, при этом, показывают отличные результаты в охоте, а есть для которых и 2х метровый забор не преграда. В Англии я видела русских псовых борзых, которые жили в двориках с низкой оградой. Эти собаки показывали отличные результаты на бегах борзых, которые за неимением охоты устраивают англичане. С этими же борзыми, моя знакомая англичанка, выезжала в английские островные поля, где была разрешена охота по вольному зверю, при этом ее собаки ловили русака, встающего перед ними. Таких же грейхаундов, которые получали кубки, обыгрывая 60 и более собак на реальных испытаниях по вольному зверю, которые уже более 100 лет проводят те же англичане. При этом, все эти собаки имели и имеют нормальный темперамент и доживают до 11 и более лет и не гибнут, как говорит Анна Шубкина.

Да что говорить о зарубежье, множество раз я видела и такие факты, когда хортая или псовая, лежа во дворе периферийного дворика, прекрасно терпела кроликов, которые прыгали вокруг нее, и домашних кошек, на которых и вовсе не обращала внимания. При этом эти же собаки в одиночку брали матерых южных русаков.

Говорить о том, что все борзые, которые в черте города не обрывают руки владельцам, являются браком, т.к. не в состоянии ловить зверя в поле – это явная глупость. Собака прекрасно знает, где и как себя надо вести и, борзые спокойно прогуливающиеся на поводках в черте города, являются прекрасными охотниками в полях, где и просыпается их истинная натура и принадлежность. Обрывание рук владельцу, не является критерием оценки охотничьей собаки и об этом ничего не говорится в том же стандарте.

А здесь, что пишет автор статьи: «Животное, взрывной темперамент которого должен найти выход в длительном активном обследовании местности и скачке по вольному зверю (об отрывании рук)…. или его активность находит другой выход – собака неожиданно может броситься на хозяина, судью-эксперта, другую собаку»… Это, что означает, что собаки «Коллекции» не попадая на испытания по тем или иным причинам, отводят душу на хозяине, кусая его и отрывая ему руки при прогулках?

Пишет Анна Шубкина и о том, что ненормальная европейско-американская борзая позволяет эксперту спокойно «прощупать себя на ринге»…– это, что говорит о ненормальном темпераменте европейско-американских собак? Я, как эксперт, неоднократно на рингах выставок «прощупывала» собак, которые принадлежат к «Коллекции Университета», что-то они спокойно давали себя «прощупать». Но тогда, по идейным соображениям автора статьи, это должно говорить об их ненормальном извращенном, совсем не русском темпераменте.

По поводу проведения нескольких часов в ожидании рингов на выставках и флегматичности иностранных борзых, мне хочется еще заметить, что МООиРОвские выставки (общество к которому относится А.Шубкина) проходят всегда в летнее время, в июне месяце, подчас под огненным солнцем. При этом, борзые всегда, по множеству часов, ходят под неустанным оком экспертов, оценивающих их экстерьер. В это же время, остальные борзые лежат в тени под деревьями и час и два и пять… После таких мероприятий, даже видавшая поле собака и ловившая в нем не одного матерого русака, возвращаясь домой еще сутки спит, приводя себя в порядок. Да и ведут они себя на таких выставках, как настоящие флегмы, т.к. жарко, обременительно, утомительно и данное мероприятие совершенно не нужно им самим. А в конце 80 годов на одной из выставок, я была свидетелем тому, как изнуренная длительным хождением по рингу под сильными лучами солнца и жаре более 30 градусов, борзая, имеющая дипломы по вольному зверю, получила тепловой удар. И не помогло ей здесь ни охотничье происхождение, ни постоянная практика в полях!

Типичный характер борзой, который описан в стандарте – это спокойная уравновешенная собака, истинный характер которой просыпается только в полях, при виде поднимающегося перед ней зверя. Так могу сказать о своей Сибариз Лане, результате американско-европейской работы, о которой так язвительно пишет автор. Лишь 33 колено предков этой собаки – это те же самые Асмодей и Птичка Першинской охоты. Далее – собаки европейского и американского разведения, которых затрагивает в своей статье Анна Шубкина. Лана не имела в своей родословной борзых с охотничьими дипломами, но сама имела 2 диплома 3 степени по русаку (один из которых с поимкой) и 2 диплома П степени по лисице. Ловила она и на охоте. При этом была удивительно спокойной и уравновешенной собакой в доме, хотя, и единственная из всех моих собак, которая давила ежей, при этом, не имея ни одного укола или царапины.

Конечно, можно говорить об уровне игровой и двигательной активности собак, об уровне их сообразительности. Можно говорить о том, что за рубежом (правда, не понимаю, чем они отличаются от борзых, которые живут у охотников в вольерах в России) существуют обезличенные борзые, но живут они, как правило, отдельно от людей в питомниках. Такие собаки, как правило, обделены человеческой лаской, с ними не говорят так, как говорим мы со своими собаками, которые живут вместе с нами в домах. Но при этом говорить о том, что все иностранные собаки не активны и не в состоянии выходить на охоту и испытания, где могут показать свой охотничий инстинкт – это полный бред! Давайте тогда выведем процент борзых собак, рожденных в «так называемой русской крови», которые не являются охотниками в полях, т.к. не имеют ни жадности, ни резвости, думаю, что такие тоже найдутся. Соединили, в свое время 2х великолепных охотников –Ч.Оскала де Пети и Ч.Барыню де Норуа и что, а то, что получили отличных по экстерьеру собак, но Гранат был отличным охотником, а его сестра –Феня – никакой!

Говорить о том, что все «охотничьи русские псовые борзые» – это не покрытые шерстью собаки – это еще один бред, говорить о том, что старые заводчики борзых мало писали о псовине или, вовсе, не писали о ней нельзя.

П.М.Губин писал: «Псовина псовой борзой должна быть длинная, приблизительно двухвершковой длинны (8,9 см) длинны, притом редкая и негустая, всегда мягкая как шемаханский шелк, и непременно блестящая, серебристая, одинаково длинная как на ребрах, шее, так и на спине, уборная псовина, привес и очесы много длинее обыкновенной, так, например: уборная псовина на гачах (задняя частьзадней ноги) нередко достигает четырехвершковой (17,8) длинны с густым подшерстком и висит вниз волнообразными и шелковистыми прядями, на нижней стороне ребер и подхвате очень редкая, без заметного подшерстка и никогда не превышает 2х с половиной вершков (11,1 см) длинны, и только в самом низу так, что на взгляд это удлиннение против обыкновенной псовины долджно быть почти незаметно».

Л.П.Сабаннев писал: «Длинная псовина – характерный признак всех псовых, вероятно от этого они и получили свое название. Всего длиннее она у густопсовых, причем несомненно, что на длинну шерсти обращалось прежде особенное внимание при подборе производителей. Зимой псовина имела 3-4 вершка (8,5-10 см) длинны на туловище, а на гачах, правиле, сзади передних ног в исключительных случаях достигала почти полу аршина (36 см)… Всего замечательнее была густота шерсти, ее мягкость, тонина и вместе с тем шелковистость, зависевшие впрочем, главным образом от тщательности содержания».

Ну, что, это, наверное, не 2 строки, о которых говорит автор, заявляя, что в былые времена никто не придавал значения такому фактору, как псовина и писали то о ней всего по 2 – 3 слова?

В деревнях не любят собак одетых шерстью именно потому, что никто и никогда не будет там заниматься вычесыванием репьев из шерсти. Еще П.М.Мачеварианов описывал картину, которую ему пришлось увидеть, когда он посетил одного саратовского борзятника, который на вопрос о плохом состоянии его собак, заметил Мачеварианову: «Пес – она так пес и есть- такая ей и честь! Придет лето – прикажем подмазать, а осенью будем Вам баловникам вставлять очки. …Вы кормите ваших собак бисквитами, да делаете им розовые и жасминовые ванны, а спать кладете на подушки. По-нашему не так: жри, что дадут, спи на том, на чем стоишь. Опаршивелся – в подмазку, скачет – хорошо, не скачет – на осину! А на место ее выпишем с Кавказу. Не мамушек же и нянюшек приставить мне к ним – черт их побери!». Вот и все решение вопроса. Наши дни не так уж далеко ушли от таких владельцев «охотничьих русских псовых борзых».

Теперь автор статьи коснулся роста борзых, при этом хочу заметить, что не только она бывает в полях и не только она видит какие борзые скачут, а какие нет! Я также являюсь экспертом и видела множество борзых не из легких, скажем так, которые такого фору дают, так называемым легким, что диву даешься. Я не призываю здесь разводить борзых бурбулей и мастифов, во всем хороша мера. Но говорить о том, что только легкие и раздетые борзые есть лучшие охотники в поле – это еще одно явное преувеличение! Кстати, тот же Ч.Лезгин был далеко не из плоских и звонких, да и роста был могучего, но при этом имел диплом П степени по русаку, да и Чемпионом породы стал. Сын его Ч. Блистай от Барыни де Норуа отличался той же могучей сложкой, но дипломы П степени имел и также титул Чемпиона породы получил.

По поводу роста и могучей сложки, есть прекрасные высказывания старых заводчиков борзых, которые стояли у истоков создания русской псовой борзой и охотились с ней несколько чаще нас с вами – любителей борзых::

А.Эгельмеер писал: «В особенности помню собак Д.Н.Апраксина. Это был мелкий псовый охотник по тогдашнему времени, т.е. держал не много борзых собак. Его-то массивные и вполне густопсовые собаки были известны не только у нас в Зарайском уезде, но и во всей губернии /Рязанской/, а может быть и даже в соседних губерниях… выводил он их от собак Ивашкина. Резвость на коротке, т.е. пылкость и огромная кидка были у этих собак феноменальные. Укажу еще, что собаками этими Апраксин травил только русаков и лисиц… Все это я говорю для того, чтобы доказать, что массивные, широкие собаки были чрезвычайно пылки и кидки, т.к. ими травили преимущественно зверя на перемычках, для чего большая прыткость совершенно неизбежна. … Видел я и других собак… все было плоско, остро и следовательно хило так, что слова «лещевато» и «осетр» вполне тут уместны. Словом сплюснутые названием и нерадением заводчиков собаки могли смело заслуживать название декоративных собак. Они напоминали вырезанных из картона животных в сравнении со своими могучими и полными жизни товарищами».

«Некоторые охотники просто стали собственниками собак, плоского сложения и невольно должны были их хвалить… Я, думаю, что большой рост у русской псовой собаки есть одно из ее главных и драгоценных принадлежностей. Насколько помню и наши ветераны всегда ценили рослых собак». Это высказывание датируется концом 19 века.

М.Менделеева – автор прекрасных работ об экстерьере, складе собаки, ее работе и многих других, писала: «Рост собаки… имеет свою особенную цену. Хорошо сложенную крупную собаку гораздо труднее вывести, чем мелкую, что знает каждый заводчик и, следовательно, при прочих равных условиях крупная собака всегда ценнее, притом она дальше от излишнего измельчания, т.е. вырождения и ослабленности «рассы».

Подошли мы, наконец, и к системе ФЦИ о которой пишет Анна Шубкина. Здесь она касается того вопроса, что любая выставка за рубежом стоит хорошего полевого сезона. Я согласна, но автор забывает о том, что и в России проводятся выставки, на которых не возбраняется никому получать те же почетные звания, Чемпиона России и Чемпиона породы. Что является, на мой взгляд, самыми главными титулами для пород рожденных в стране-законодателе. При этом совсем не обязательно менять полевой сезон на поездку на выставку. Кстати могу заметить, что и менять здесь нечего, т.к. охотничий сезон, как правило, длится 3 месяца осени, а выставки проходят круглый год. Так кто же мешает владельцам борзых осенью уезжать на испытания и охоту, а в остальное время года ходить на выставки?… Кроме всего прочего, видимо, не знает автор статьи, что FCI для России, как для большой страны сделали исключение для получения звания Интернационального Чемпиона. Все это можно сделать, не выезжая из страны, по определенным правилам, выставив своих собак под несколькими экспертами из различных стран мира.

По поводу же профессионализма экспертов, которых приглашают из-за рубежа, я могу ответить так, что я знаю и российских экспертов, которые далеки от профессионализма. Здесь все зависит от глубины знаний и понимания сути пород, которых они берутся судить, а далеко не от того, откуда они приезжают!!! Так можно и экспертов из далекого Урала приравнять к зарубежным экспертам, но они, почему-то, считаются нашими, россиянами. А, чуть более 10 лет назад белорусы, украинцы, молдаване – все они были россиянами, а теперь они иностранцы. И, видимо, их видение породы (с распадом СССР), должно было измениться в худшую сторону. Ну а что касается видения породы иностранцами и россиянами – это простите от Бога, это, как талант, с которым рождаются. Видение не приобретается. Приобретается только быстрота экспертизы и оценки собак на выставочных рингах.

А уж говорить о том, что владельцы борзых, выставляющие своих питомцев на российских «евровыставках» далеки от заинтересованности в полевой работе стыдно!!! Уважаемая Анна Шубкина никогда не посещает так называемых «евровыставки» и судить о них, соответственно не может. И поголовье борзых в так, называемых «декоративных» клубах ей, также, к сожалению неизвестно! А можно было бы, как эксперту, поинтересоваться! Да и декоративные ли это клубы еще большой вопрос, т.к. большинство из их членов занимается охотой с собакой, получая такие же дипломы, как и все собаки, состоящие в МООиРе. Правила-то едины для всех, хочется заметить! Да и Клубы эти проводят выставки с бонитировкой, с присвоением по тем же государственным правилам (смею заметить), Чемпиона бонитировки и классность собакам.

При этом, безусловно, не могу не согласиться с автором о том, что непродуманный привоз из-за рубежа борзых собак, не может не сказаться на поголовье борзых в России, но здесь все зависит от знаний и умения заводчиков, а иногда «завозчиков», которые это дело осуществляют. А многие из них не понимают, что любая ввезенная из-за рубежа особь, является результатом заводской работы владельца питомника, откуда эта особь завезена. И часто, вреден такой привоз, т.к. собачка является не результатом истинной заводской работы, а результатом накопления чемпионской неразберихи в родословной, но, зато с известными на слуху именами. Я думаю, что пора задуматься и над тем, что собаки за рубежом стоят значительно дороже, чем на нашем рынке. Над тем, что продавать своего щенка за рубеж, надо осознавая то, что отдаете вы племенной материал, который дорого стоит. Надо научиться уважать себя и своих собак. Да и страну, которую привыкли считать дешевой страной для покупки хороших собак… Кроме этого, не только заезжие иностранцы портят породу! Не задумывались ли Вы, Анна, какой вред наносит породе непродуманное соединение двух производителей вообще, а таких в породе много. Посоветовали бы, какие координационные меры можно принять в этом случае, как вы заставите всех жить через призму Ваших мыслей? Да никакие меры Вы не примете! Методика запрета, удушения и диктата канули в лета. Не знаю, хорошо это или плохо, но и в былые времена существовала проблема в разведении. И в былые времена истинных заводчиков было мало. Вот, что писал по этому поводу Князь А.Ширинский – Шихматов: «разбить заводчиков на те или иные подразделения, так или иначе классифицировать их, как я это сделаю далее при обзоре собаководства за границей, значительно труднее, во-первых, потому, что заводчиков в тесном смысле этого слова (владельцев сколько-нибудь рационально поставленных питомников) у нас крайне мало, во-вторых, потому, что лишь немногие из них ведут свое дело планомерно и с вполне определенным знанием. Большинство же, или разбрасывается, или вяжет своих собак с кем попало, почти не интересуясь кровями и даже внешностью – лишь бы выбранный экземпляр имел медаль…Какие от этого получаются результаты – судить не мудрено.

Только этим и объясняется на первый взгляд явление, что, хотя, мы путем выписок, всегда и располагали лучшими кровями Франции, Англии и Бельгии, но в 2а поколения, в большинстве случаев, достигали того, что почти всякая привезенная из-за границы, даже часто посредственная собака – била наших вдребезги и, надо сознаться – против этого спорить было трудно… Хотя бы начать с того, что у нас колоссальное большинство не умеет определять хороших производителей, - за границей же прекрасно об этом осведомлены. Они могут следить за результатами вязок и действительно умеют их учитывать, и именно таким образом, а не основываясь на выставочной экспертизе определяют качество собак.

Вот так, наглядно, в Англии заводчики, в посредственном кобеле Юнгъ-Феле, определили настоящего отличного производителя. У нас же все боятся конкуренции, и друг друга стремятся затереть.

В Россию ежегодно приглашают других судей и часто невежественных, нередко по соображениям «домашнего» характера.

И, самое главное, о чем даже стыдно говорить, это то, что у нас понятия не имеют о настоящем собакозаводстве. У нас все сведено на личную почву. И губят дело. Их тетушки когда-то поссорились, или они состоят членами разных обществ, или просто из самодурства.

Печальная картина!

А какой у нас в России есть сейчас бесценный материал! Чтобы сделали с этим материалом англичане. Да что англичане, сделаем и мы, только бы поменьше розни и боязни конкуренции, побольше любви к делу и серьезного к нему отношения».

Некорректно автор статьи касается того, что «некоторые» клубы системы РКФ ведут документацию с подлогами. Если есть сведения, то уж надо было сказать какие, а то получается, что «сорока на хвосте принесла». При этом, мне хочется заметить, что организация, в которой состоит сама Анна Шубкина, является членом РКФ, а это МООиР, соответственно автор, наверное знает, какая именно организация ведет свою документацию некорректно?, т.к. к другим организациям системы РКФ автор статьи уж точно, никакого отношения не имеет.

Далее автор статьи непонятно откуда выдергивает статистику о работе в «Крупнейшем» центре племенной работы с русской псовой борзой МООиРе, констатируя, что в рядах этой организации числится всего 172 борзые. Когда, например, могу заметить, что во Всероссийском Клубе «Борзые», на 2002 год, официально зарегистрировано 593 борзые из различных регионов России, о чем свидетельствуют ежегодные отчеты о работе Клуба, сдаваемые в былые годы в РФОС, а теперь в РОЛС.

При всем при этом, смею заметить автору, что порода едина во всех ее проявлениях. Она едина, и нельзя ее растаскивать на «русские крови» и «иностранные». Все собаки, которых мы имели до привоза в Россию Грифо, а это 1972 год, были сделаны на 3х собаках – это Гермелине, Фемине, Амуре, которые помимо российских корней, имели уже достаточное количество крови немецких борзых. Все эти собаки множество раз перекликаются в так называемых автором «русских кровях». Так о чем же мы вообще говорим?

Целью статьи Анны Шубкиной, по моему мнению, в отличие от ее слов «наша цель в данном случае – не расследование некрасивых фактов», является именно расследование некрасивых фактов, а, если быть точным, то желание необъективно, не аргументировано, под «одну гребенку», без всяких на то причин, скомпрометировать весь привезенный племенной материал из-за рубежа, который, конечно, не относится к «Коллекции Университета». Вот тут уж, как говорит автор, действительно, комментарии излишни!

Автор статьи берется судить о шоу-выставках России, сама там не бывая никогда. Как она может судить о маленьких рингах, которые даются борзым при их судействе, когда все ринги, как правило, зависят от умения организаторов этих выставок их проводить. При правильном проведении выставок размеры рингов зависят от размеров выставляемых на этих рингах пород. А об отдельных нарушениях, мы все знаем, так надо уточнять какие именно! Я очень хорошо помню, как в тире проходили крупные выставки охотничьей Федерации, и какие при этом были маленькие ринги для борзых…

Далее автор пишет о том, что эти «маленькие ринги» выставок мешают отбору борзых, пригодных для полевой работы. Как это интересно автор выберет собак на выставке, которые будут работать в поле или не будут?

Еще хочу добавить, что и суть самой выставки вы понимаете не правильно. Любая выставка, будь то любительского, служебного или охотничьего собаководства -–это племенное мероприятие, на котором оценивается экстерьер собаки и только!!!!!! Это в поле вы увидите, какая собака пригодна для охоты, а какая нет. Я сталкивалась с тем, что иногда экспертов «заносит» и они начинают на выставке говорить владельцу собаки о том, как будет или не будет работать его собака в поле. Это чудовищно, я вам скажу! Я видела исключительно сложенных собак, которые были полной бездарью в полях. И видела собак с такими недостатками, которые фору давали этим экстерьерным отличникам, что многие бы диву дались. А еще, однажды я находясь на выставке собак, слышала, как один «охотничий» эксперт (если вообще существует такая градация, как будто бы слово «охотничий» эксперт прибавляет знаний или видения собаки на ринге) на ринге курцхаров вдалбливал владельцу собаки о том, что его собака генетически больна, делал это он во всеуслышанье, в громкоговоритель, что бы слышали все, кто вокруг стоит…

Это как, простите, можно определить на глаз, а собственно так же, наверное, как и сказать на выставке, будет работать твоя собака в поле или нет! Да, на это нужен своеобразный талант! Существует, наверное, какой-то свой «охотничий» взгляд на один и тот же «охотничий» стандарт породы? Или существуют разные охотничьи и не охотничьи стандарты на одну и ту же породу?

«Общая импозантность» о которой пишет автор, которая имеет важную значимость при оценке борзых зарубежным экспертом, всегда у нас в России называлась другим словом – блесткость, породность, о которой писали старые заводчики:

«чтобы признать собаку породистой, необходимо, чтобы общий вид ее был элегантный и благородный – это верный признак кровности. Я нахожу, даже не ладный, но кровный вид в собаке – в смысле породности гораздо лучше простоватой и плебейской ладности, - у собаки должна быть известная и определенная пропорционалность частей, которая и составляет ее полную красоту и лад. Эту гармонию в частях опытный заводчик /охотник/ схватывает одним взглядом и говорит, что собака приметиста, т.е. по своему ладу, ловкости, легкости, грациозности в движениях и оборотах обещает резвость». - А что такое зоотехническая оценка о которой пишет автор, это что, все та же пригодность собаки к воспроизводству или допуск к воспроизводству. Допуск к охоте или способность к охоте?

Далее автор касается вопроса о времени судейства на рингах, дескать, заграничный эксперт ограничен во времени проведения рингов. Конечно лучше, когда со слов автора каждую группу на рингах МООиРовских выставок заставляют делать по 70-100 огромных кругов, да еще под палящими лучами солнца, да по несколько часов. Участвовала, матушка, знаю, каково это дается, когда начавшаяся в 10 часов утра выставка заканчивается в 8-9 часов вечера. Но не теште себя надеждами, господа читатели, что вам удастся это зрелище посмотреть - все это кануло в лета. Настоящие ринги борзых на МООиРовских выставках заканчиваются очень быстро и только потому, что экспонируются на них единицы.

Да и быстрота работы на рингах, о которой говорит А.Шубкина, зависит от профессионализма эксперта. Да и от таланта, который или есть или его Бог не дал.

Ошибается автор статьи и в том, что зарубежные эксперты базируют свои познания о борзых на стандарте разработанном западными заводчиками. Все страны базируются на стандарте А.Болдарева и братьев Б.и Д.Шереметевых, которые иммигрировали в свое время во Францию. Именно их описания и стали основой западного стандарта. Опубликован он был в 1926 году. Что ж здесь плохого, когда он шел от россиян, которые, кстати охотились со своими борзыми больше и чаще, чем мы с вами? Другое дело, что мы, как законодатели породы, должны отстаивать интересы породы рожденной в России, но именно этого, что-то я, пока, не вижу. Анна Шубкина, по крайней мере, никогда не являлась инициатором того, чтобы вынести в FCI вопрос о признании дипломов по вольному зверю, а могла бы… Ведь до сих пор нет рабочего класса с дипломами по вольному зверю на международных выставках, хотя это и есть наша забота, отстаивать решение данного вопроса на международном уровне. Никто, кроме нас с вами, владельцев борзых не будет этого делать, никого это не интересует.

В своей статье Анна Шубкина затрагивает вопрос о длительности жизни ирландских волкодавов, а соответственно делает вывод о том, что нам совсем не нужно, чтобы наши борзые жили всего лишь 8 лет как «ирландцы». Конечно, я думаю, что владельцам ирландских волкодавов, точно так же как и нам хочется, чтобы их питомцы жили, как можно дольше, но уж, отнюдь, не от того, работает или не работает собака в полях, зависит продолжительность жизни этой собаки. И эти слова являются шантажом к тому, чтобы все владельцы борзых сейчас же ринулись истязать своих борзых изо дня в день в полях, дабы продлить ему жизнь, хоть на сколько-то!

«К началу третьего тысячелетия русская псовая борзая оказалась перед выбором: завершение превращения в выставочную породу или сохранение как породы рабочей», пишет автор. Вы что предлагаете нам вернуться к временам Василия Ш, когда слава о русских «волкодавах» – заметьте «волкодавах» звенела на весь мир? Или ко временам послевоенным, когда в чистоте борзых оставалось единицы? А почему бы не заняться Вам Анна разведением борзой, которая и красотой бы пленяла и охотничьими качествами бы обладала, что труден этот вопрос…? Я думаю, что да, конечно труден. Во все времена, все хотели получить породную, блесткую и красивую собаку, которая и волка бы брала и русака бы догоняла.

Но сознаться в этом не всем дано, многие имея просто определенную власть в своих руках подгоняли и подгоняют общий тип собак под то, что они сами имеют в руках, не сознавая, что требования к собакам меняются. Посмотрите, например, как изменился вид английского кокера… Изменился он в лучшую сторону, но при этом охотничьи качества их не изменились, но одеты они стали лучше.

Говоря же об отечественном разведении, мы можем называть его отечественным, когда привезенную кем-то собаку вяжут на просторах России и по замыслам россиян. Это и есть отечественное разведение, не выходящее за рамки стандарта. И взгляды на это разведение различных заводчиков, предпочитающих те или иные внутрипородные типы, опять же таки, не выходящие за рамки все того же стандарта. Что имеет в виду автор под разработкой комплекса мер для сохранения работающей в поле русской псовой борзой?

Наверное, возвращение разведения русской псовой борзой во времена МООиР до 90 года, когда вязки бездипломных собак не разрешались вовсе? Или возвращение ко временам Лысенко, когда все охотничье собаководство хотели поставить на промысловый характер, мало уделяя внимания тому же экстерьеру?

По моему мнению, бонитировка по происхождению за которую так ратует Анна Шубкина, при желании всех привозных собак из-за рубежа, лишить возможности присвоения титула «Чемпион бонитировки» – это совершеннейшая чепуха, которая совершенно не отражает настоящего положения дел. Я знаю периферийных собак, которые никогда не получат Чемпиона бонитировки, т.к. их родители не имеют дипломов. Но я также отлично знаю, что их родители ловили в одиночку матерых русаков. И нет диплома у них лишь потому, что не везло им на редких испытаниях, которые проводились в их отдаленных уголках России. А иногда их и не было вовсе. И вы что думаете, таких собак мало, их много, к великому сожалению. А также есть собаки, предки которых имели лишь по одному диплому 111 степени и деды их и бабки. Но зато по бонитировке – это рабочие собаки, иногда, правда, случайно получившие свои дипломы, но их называют рабочими, в отличие от тех, кто охотился и ловил, но дипломов, по каким-то причинам не имеет.

Потрясающе, на мой взгляд, автор пишет «Конечно, нужно создание системы приоритетов для отечественного разведения (то есть преимущественного воспроизведения особей, пригодных для полевой работы), это как, когда от двух работающих собак, мы можем получить бездарных в поле собак и наоборот, не пахнуло ли вам здесь идеями академика Лысенко, о котором я уже писала? Да и были собачки в «Коллекции Университета» которые не являлись дипломированными в полях, но почему-то имели потомство… А как же проверка рабочих качеств!?

Единственно, с чем хочу согласиться с автором, это с тем, что ни в коем случае нельзя сравнивать полевые дипломы борзых с беговыми. Это совершенно разные вещи. И законодателями здесь должны быть мы россияне, так как порода эта родилась в России, и является ее национальной гордостью и достоянием! Ведь не диктуем же мы немцам условия записи ягд-терьеров в рабочие классы, и ни у кого не возникает даже мысли об этом. В том же руководстве ФЦИ – это вызвало бы решительный протест, а впрочем, нам заявили бы о том, что разбирайтесь со своими породами, рожденными на вашей территории, и не лезьте в наши.

И, конечно же, не согласна я с «Постскриптум» для того, чтобы указать на недостатки действующего и поданного в ФЦИ стандарта, надо привести его в печати, а не голословно утверждать что он плох!!! Ведь не совсем понятно, что критикует в нем Анна Шубкина. Может быть, с ней многие бы согласились?!

В своем же «Постскриптум» хочу привести всем клички и часть родословных собак, которые имели запись во Всероссийской Племенной Книге Охотничьих собак:

БУРУН –1986 г., внук Бурхана де Кусково по отцу, по матери – правнук Грифо ВАРВАР1 –правнук Грифо по отцу, а по матери праправнук Амура. ЗЕМЛЯК – также как и Варвар1 ЛЕЗГИН – сын Бурхана де Кусково ЗОЛОТИНКА – по матери правнучка Грифо и праправнучка Амура. ЛЕБЕДКА – однопометница Лезгина. ПЕЧОРА – правнучка Амура. ПЯТНАШКА – правнучка Грифо и праправнучка Амура. СКАЗКА – здесь можно сказать, что в ней много, так называемой русской крови. ЦАЦА – внучка Барыни де Норуа, по матери праправнучка Амура. ЮЛА – по отцу правнучка Грифо, праправнучка Амура, по матери правнучка Барыни де Норуа, Юла заимбридирована на Грифо и Амура. ЧУЛОК – праправнук Грифо, праправнук Амура, правнук Барыни де Норуа и праправнук Амура. Чулок имеет инбридинг на Амура. ЕЛМА – правнучка Бурхана и праправнучка Грифо. Все это коллекция Университета.

Не возникает ли у вас читатель мысли о том, что как- то странно «Коллекция Университета», со слов автора, причисляется к «русским кровям»? А, в общем-то, и несколько понятно. В наши дни производители эти давно ушли уже 3-4 колено. Именно об этом ратует автор, говоря о награждении заводчиков « русских кровей». В заключении хочется отметить, что порода русских псовых борзых едина во всем мире, существуют лишь различные взгляды на ее разведение, а так, кто-то предпочитает один тип, кто-то другой. Подгон же породы под один тип, несомненно, ведет к ее вырождению! И в былые времена каждый заводчик стремился к выведению своего типа, который бы по каким-то признакам, отличался от других заводов. И ничего, при этом, сохранили они породу, да и до нас довели, а, вот, что мы сделаем с вами, и, кто из нас, это уже время покажет!

С уважением к автору статьи «Русская псовая борзая в начале третьего тысячелетия» Анне Шубкиной, которая, в отличие от других, уничтожительны к другим, а лишь высказывает свое мнение, с которым я, просто, не согласна. – Инна Эстрина.

Инна Эстрина

в раздел "Статьи"

питомник Русских Псовых Борзых "Борзой Романовс", владелец Инна Эстрина. E-mail: borzoi-romanovs@yandex.ru
Дизайн © Диоскури
Верстка и поддержка сайтов: dog-site@yandex.ru DOG-SITE - сайты о животных