РУССКАЯ ПСОВАЯ БОРЗАЯ: питомник Борзой Романовс
О питомникеДе НоруаНаши собакиЩенкиГостевая КнигаКонтакты

Новости сайта
News (english)
О питомнике
Наши Собаки
Былое
Имена Борзых
Охота
Статьи
Контакты
Форум
Ссылки
питомник ДЕ НОРУА

Ваш Адвокат

Создание сайтов

Статьи

Тима, Тоша, Тиша, Чернуша и Девочка

Мы выстояли, мы выдержали!

“Собака – птица” - наскальный рисунок в Дмитриевском соборе, в г.Владимире.
По русскому народному поверью, Собака дана человеку, чтобы “вывести его в Люди”,
т.е. научить бескорыстному чувству Любви.
                                                Любовь же – главное в духовной Эволюции человека.

22 июля 1991 года у моей Бари (Сибари’з Ланы) родились первые щенки - их было пять. Четыре кобеля и одна сучка. Муругий – Тима (Тимьян), непонятного цвета – Тоша (Тамариск), муруго-пегий Тиша (названный за компанию с Тимой и Тошей), черноподпалый - Чернуша (Тиран) и единственная дама в этой компании - чернопегая Девочка (Тирана). Я была безмерно счастлива от того, что роды прошли гладко, что на свет появились еще одни мои родные борзята, которые уже в первый день их жизни, ползая от соска к соску всем своим видом очень старались показать нам, окружающим их людям, свою исключительность.

Конечно, как всегда, на роды приехали борзятники, которым было очень любопытно узнать, кого же на свет произведет привезенная из Америки сучонка. Тогда, 10 лет назад, я еще как-то доверительно относилась к человеческим, дружеским отношениям среди владельцев собак. Тогда, много лет назад, мне еще верилось в то, что заниматься собаководством могут только очень добрые, преданные и чистоплотные люди. На деле же многое оказалось моим собственным идеализмом.

Но в тот момент, все было для меня залито ярким светом радости и я, к счастью, многого не замечала. Это сейчас, по прошествии многих лет, я уже очень хорошо изучила реакцию многих наших борзятников, так называемых “корифеев”, которые при взгляде на чужих родившихся щенков, да и еще не “их кровей”, снисходительно в лицо и критически “за кулисами”, начинают оговаривать уже вылупившихся, но еще, далеко не оперившихся щенят, которые, по их мнению “ну ни в какое сравнение не идут с их родными собаками”, находящимися у них в домах. Так вот, когда на свет вылез мой Тоша, то, видимо снисходительному, молчаливому терпению пришел конец и все в один голос сказали : “в ведро!”. На что я ответила, что ведра у меня нет – “ведро” – это, пожалуйста, в вашем доме. А я - не смогу!

Он родился очень худеньким, голова его напоминала “фигу”, с двумя шишками. Он был очень жалким и несчастным. Что-то мне подсказывало, что из этого щенка должна получиться очень хорошая борзая, и жалко мне его было безумно. Я его оставила и стала всегда подкладывать к лучшему соску, следить за его питанием и буквально через 5 дней, он уже не отличался от других. Когда же Тоша вырос, его голова из “фиговых шишек” по отточенности форм стала лучшей в помете. А сколько я таких примеров еще знаю.

В свое время чуть не полетел в ведро царственный Гранат - отец моего Бурша, родившийся худеньким с уродливой головой. Он уже был над ним, когда его спасла, позвонившая в этот момент в дверь В.С.Старкова – хозяйка отца Граната – Оскала де Пети. Со временем Гранат превратился в блесткого, яркого, с прекрасной головой кобеля. Не было бы его, и мы потеряли бы в своем разведении большое количество породнейших, блестких и выдающихся собак.

В дальнейшем Тоша, также как и другие, активно отталкивал своих собратьев от лучшего места под солнцем, и я перестала беспокоиться за его жизнь. В месяц, Тоша отличался от всех своим задиристым характером. При играх, когда на него налетали его собратья, он широко расставлял все свои четыре ноги и рычал на всех так устрашающе, что от него отлетали с недоуменным видом, думая про себя: “лучше не связываться”. Мы с Робертом, моим мужем решили оставить себе щенка из этого помета, и это был муругий Тимьян – Тима, которого выбрал Роберт. И если он выбрал Тиму, то Тоша - Тамариск, выбрал нас сам. И как-то ни у кого из нас даже не возникало мысли отдать его или искать на него владельца, за нас все решил сам Тоша. В детстве у него был странный помоечный темносерокрасночубарый окрас, который потом изменился до неузнаваемости и стал серо чубарым, как бы перламутрово-голубым, сверху покрытым чернотой. Его голова из темно-чубарой превратилась в белоснежную. Такого окраса я не видела никогда и ни у кого из борзых.

Все щенки из этого помета, еще до их рождения были распределены. Но я держала их на своей даче до 3х месяцев, т.к. у моей подруги, которая должна была брать сучку, дома был целый помет грейхаундят, которые на месяц были старше моих. И я побоялась отдать мою “девочку” на растерзание. Мы договорились, что Надежда, так зовут мою подругу, возьмет щенка только тогда, когда раздаст своих. Еще один кобель - Тишка, засиделся потому, что его будущая хозяйка уезжала и попросила меня посидеть с ним 3 недели. Поскольку я оставляла себе двух щенков, я решила подержать всех, сделать им вакцинацию и затем, уже со спокойной душой, отдать их владельцам. Было лето, и мы жили на даче, щенки гуляли по территории и я пасла их как гусят, постоянно отлавливая кого-то из них то там, то здесь. Тогда я еще не знала, каким трудом, мучениями и слезами достанутся мне собаки, оставленные мной.

Прошло лето, у меня разобрали щенков. Из всех остались только Тима и Тоша. Еще были живы мои и Ураган, и Бурш. Не могу сказать, что появлению щенков в доме они были очень рады, но постепенно смирились. Щенки разумно не лезли к взрослым собакам, а те их просто брезгливо не замечали.

Тима с Тошей очень хорошо росли, мы много гуляли, и они постепенно становились сбитыми, нагулянными - крепышами - одним словом.

Но в один прекрасный день, когда им было по 5 месяцев, начались их злоключения. Была суббота и рано утром Роберт, взяв Тошу, вышел с ним на улицу. К несчастью, перед ними вылетела кошка, Тоша сорвался с поводка и очень неудачно перепрыгнул через металлический парапет, ударившись передней ногой. Он закричал, и Роберт привел его на 3х ногах домой. Нога висела и я поняла, что произошло что-то серьезное. Суббота..., как всегда все происходит в выходные. Я подняла на ноги всех, кого могла. Моих знакомых, человеческих врачей, не было и мне пришлось ехать в ветклинику. Тоше сделали 4 снимка и определили трещину в локтевом суставе. При этом зафиксировали ногу так, что пясть была подогнута вниз, а на локоть положена мягкая лангетка. Через 7 дней я лангетку сняла, и пришла в ужас. Нога внизу не разгибалась и была искривлена, а с локтем ничего не было. Я по совету Надежды, которая забрала у меня сучонку из этого помета (а она ветеринарный врач) каждый вечер делала водочные компрессы, а утром на разгоряченную ногу делала массаж, пытаясь распрямить ее. Тоша не плакал, он только сжимался, понимая, что я пытаюсь его спасти. Мне удалось разогнуть ногу так, что он смог ходить, но выпрямить ее до конца мне так и не удалось. В последствии я попала с Тошей на консультацию к своим знакомым в человеческую клинику, где на специальной аппаратуре осмотрели ногу, и было установлено, что в локтевом суставе никакой трещины не было, была просто зона роста, а вот в пясти, которую я с трудом разогнула - была трещина. Конечно, после 7 дней фиксации, там образовалась костная мозоль. Именно поэтому я с таким трудом и разгибала ногу. В один из семи дней, когда Тоша еще лежал с лангеткой, когда Надежда и я возились с ним, Тима тихонько залез в другой комнате на стол и спрыгнул с него - неудачно. Он закричал, и мы вновь попали в ту же ветклинику, т.к. вновь это был выходной день. Приехала я туда с Надеждой, Надя четко нашла болезненную точку в пясти, при этом врач хирург сказал, что ничего не случилось, он ничего не находит - это просто удар, но если Вы хотите, то можете сделать лангетку. Что мы и сделали. И покатилось....

Только, вроде бы Тоша начал расхаживаться, как свалился Тима. Как-то мы вышли на улицу с Тошей и он, гуляя очень неудачно встал передней ногой в сугроб, при этом одна задняя нога у него была на снегу, а другая попала на лед и нога поехала. Каким-то отчаянным усилием Тоше удалось все-таки не распластаться, я его подхватила... И вновь Тоша свалился, на этот раз он совсем не вставал. У меня возникали жуткие проблемы.

Щенки не хотели делать свои дела дома. А у меня не хватало сил выносить их на улицу, т.к. они были уже достаточно тяжелыми. Они не понимали, почему я их заставляю писать в коридоре, т.к. они, уже начиная с трех месяцев, все делали на улице. Тоша не вставал, и мне приходилось по четыре-пять раз в день подмывать его и сушить, чтобы не было раздражения на коже. Врачи, которые приходили его смотреть, говорили, дай бог, если он встанет, но, что-то не похоже. И только разводили руками… В тот момент, когда Тоша лежал и не вставал, поправляющийся Тима, играя, взлетел на спящего Бурша, тот ударил его зубами и Тима отлетел на угол двери. Я его поймала, положила на диван, он не давал к себе притронуться, я очень испугалась, что что-то произошло с позвоночником. Мы вновь поехали с ним, но уже к своим знакомым человеческим врачам. Аппаратура показала, что у Тимы полный перелом передней ноги, но, слава богу, не в локтевом суставе, а отступя от него, буквально на полтора сантиметра. Врач сначала был в недоумении, как вставлять спицы. Но потом, все-таки нашел возможность, и операция была сделана, на той же самой ноге, на которой была трещина. Я была в панике. Я не могла понять, что происходит. Консультировалась я по всем вопросам, предполагая то одно, то другое. Но потом, отчетливо поняла, что это стечение обстоятельств. При этом все остальные щенки развивались нормально, без всяких отклонений. Мне страшно не везло, а еще больше моим щенкам. Мы с Надей, а она приезжала ко мне почти каждый день, отчаянно боролись за их жизнь.

Тоша лежал 3 недели, ко мне приходили борзятники и однажды один - самый уважаемый, при Тоше брезгливо сказал: “Да усыпила бы ты его”. Из Тошиных глаз покатились слезы. Он все время следил за мной, отчетливо понимая, что его жизнь зависит только от меня. От моих сил, терпения и желания ему помочь. Я прижала Тошу к себе, стала успокаивать его и говорить, что я этого никогда не сделаю. Собака слепо доверяла мне.

Что бы я не делала, переворачивала его, делала ему массаж, мыла и сушила его несколько раз в день. Он сносил это с таким терпением и пониманием, что мне иногда казалось, что передо мной мудрый, маленький старичок. Иногда я видела, что при переворотах у него где-то возникает боль. Я не могла найти эту точку. Тоша сжимался и терпел, только его глаза были полны боли и понимания.

Вы можете воспринимать мои чувства к собакам, как сентиментальную ненужность, но никто не может отрицать того, что собаки устроены значительно утонченнее и восприимчивее нас. Они честнее и надежнее.

Они интуитивно более совершенны, чем мы. Недаром же они значительно раньше нас прекрасно чувствуют опасность, чувствуют хороших и плохих людей и еще многое, и многое другое.

Так и Тоша, он жил как бы во мне, прекрасно чувствуя оттенки моего настроения. Его глаза мне все время говорили: “ну потерпи, я встану, и все будет хорошо”. Его большие, выразительные черные глаза следили за каждым моим шагом. Иногда, от бессилия, я утыкалась в моего мужа, и плакала, плакала от того, что чтобы я ни делала, сдвигов практически не было. Вновь приходила мне помогать Надя, я собиралась духом и понимала, что буду бороться до последнего.

Борзятники из “столпов” породы не понимали меня. Многие из них просто не стали бы бороться за их жизнь. Им нужны были полноценные животные для выставок, достижений на испытаниях и славы. Многие говорили, Инна, ты же эксперт, зачем тебе изуродованные собаки. Я молчала, а про себя думала, что я их люблю не за их достижения.

Испытание “бедой” выдерживают далеко не все так называемые “друзья”, а вернее знакомые (борзятники и собаководы), которые хороши в радости. Так произошло и в моем случае. На поверку - это осталась одна Надежда, которая не смотря на то, что она была достаточно занятым человеком, почти каждый день приезжала помогать мне. Три месяца мучений, три месяца слез и надежд. И вот, однажды мы с мужем сидели на диване, перед нами работал телевизор. На полу, под телевизором лежали Тима и Тоша. По телевизору выступал Юрий Лонго и снимал глаз со всех, со всего и с животных в том числе.

Через 5-10 минут, вдруг, Тоша, который 3 недели вообще не вставал, поднялся, встряхнулся, пошел к нам, залез на диван, и стал себя вылизывать. Не думаю, что это было случайное совпадение ...

Именно с этого момента, пошло резкое улучшение. Мои щенки, а им было уже по 8 месяцев, были совершенно без мышц, и наши тренировки, прогулки были вначале очень осторожными. Выгуливала я их по одному. Я не стала подробно описывать все, что происходило за эти 3 месяца. Вспоминать об этом не столь приятно, но то, что произошло со мной и моими собаками расставило правильный акцент в отношении всего “борзячьего” общества, которое меня окружало. Восстановительный период длился где-то полтора года. Мы приобрели дом в орловской области, купили лошадь, выезжала я туда на 5-6 месяцев в году. И мои “мальчики” постепенно стали похожи на собак, на борзых собак. До их рождения я не была близко знакома с Игорем Борисовичем Соловьевым, одним из столпов борзячьего мира, я была из так называемого противоположного лагеря. Но я на всю жизнь останусь благодарна ему за моих Тимьяна с Тамариском. Он с большим пониманием отнесся к моей беде и помог мне выпустить моих кобелей в большую “борзячью” жизнь. Я не надеялась, что когда-нибудь попаду с ними на выставку, а тем более на испытания.

Мои “хромоножки” преданно любили меня, а я их и этого было достаточно. Они уже уверенно скакали по полям, не разбирая где пашня, а где овраги и я была спокойна за них. Они приспособились.

Вот тогда, на их примере я поняла, что в большей степени борзая скачет своей душой, своим азартом, своей пылкостью. Безумным азартом “мальчики” поражали многих, приезжающих ко мне в орловскую область борзятников. И все равно, вместо того, чтобы преклониться перед их ничем не сломленной душой, перед тем, что они на своих кривых ногах стремительно неслись в погоне за зверем и достаточно резво, давая фору некоторым здоровым борзым, вместо этого, в кулуарах, как это у нас заведено, многие борзятники называли их не очень хорошими именами. И говорили-то, именно те люди, которые или не видели их вовсе, или не видели их жадной скачки в полях.

Однажды, в одном из старых журналов конца 19 века, я наткнулась на статью А.Е.Корша, посвященную очередной выставке охотничьих собак в Москве. И вот, что он писал в 1874 году “на выставке… при премировании может быть удостоена награды и та кровная собака, которая имеет пороки от случайных причин, так например увечно-хромая, так как и она может быть использована на охоте, собаки такие приспосабливаются и подчас обгоняют и здоровых собак, а также может быть использована от своей кровности и быть прекрасным производителем, в коих мы и нуждаемся до крайности. Собака должна быть не только правильна по своим статям, но и красива, блестка и породна. Вот например, на одной из выставок все отметили как лучшую собаку Награждая Чебышева, хотя его правило было намного хуже, чем у некоторых, получивших серебряные медали, Но весь его блесткий и породный облик отличал его от всех и выделял его как лучшего среди всех”.

Мне хотелось всегда сказать, ведь моим “мальчикам” нет цены, посмотрите как они работают в поле, ведь если бы они не имели переломов, если бы они не пролежали с 5 до 8 месяцев, ведь они были бы немного другими. Но не все могут понять то, что Тима с Тошей в самый рост, тогда когда щенки интенсивно растут - лежали без движения, а вело это все к задержке как роста, так и общего формирования. Я молчала, понимая, что чтобы я ни говорила, это не имеет значения для многих, а доказывать я никому ничего не хотела, да и не считала необходимым.

После того, что со мной случилось, для меня перестали существовать многие борзятники. И я очень хорошо поняла, что, к сожалению, и среди владельцев собак есть злые и не честные, есть предатели и посредственности, а есть и просто дутые личности. Поняла, что это самые обыкновенные люди, у которых просто есть собаки. В свое время, в 18-19 веках, старики (борзятники) говорили, что охотой и собаками могут заниматься лишь люди с чистой душой и чистыми помыслами. Только тогда им будет сопутствовать путеводная звезда и истинный успех, а остальное - это все временщики.

С годами становишься мудрее, понимаешь, что только делом, и результатами можно, что-то сделать. Объяснить словами многим нашим милым злобствующим борзятникам от “борзоводства”, которые все свое время тратят на интриги и сплетни, а не на развитие породы и племенное разведение, не представляется возможным, да и не стоит. Злоба пересиливает все. На этот случай есть хорошая поговорка: “Когда злоба застилает глаза, Бог лишает человека разума”.

В 1992 году я познакомилась с И.Б.Соловьевым. В его клубе, в мае должна была быть выставка. И Игорь Борисович мне позвонил с приглашением выставить моих “хромоножек”. При этом он, как бы невзначай, спросил: “а они у тебя ходят?” Тогда я решила привезти Тошу с Тимой к нему домой с целью показать их воочию. Когда я привезла моих “мальчишек”, Игорь Борисович вначале не понял, кого я к нему привезла. Видимо среди “благожелательно” настроенных борзятников ходили самые невероятные слухи.

На первую нашу с Тошей и Тимой выставку собрался весь собачий бомонд. “Доброжелателей” было много. Бывшие мои так называемые друзья “МООиРовцы” не стесняясь ничего, вслух, чтобы было слышно всем говорили: “что такие ублюдки, у них на выставке, получили бы только “удочку””. Мне не было ни удивительно, ни обидно, мне было жаль этих людей, которым никогда не понять, что такое человеческие отношения, что такое дружба и взаимовыручка, которые мне помогли выстоять в этой беде. Им не понять, что такое истинная преданность и любовь животного к человеку и настоящая привязанность и любовь человека к живому существу, жизнь которого, во многом зависит от нашего к ним отношения.

И.Б.Соловьев как истинный заводчик сумел действительно предвидеть, то лучшее, что было заложено в моих кобелях и на что они способны. Он, дал им первую вязку, появились первые дети... Сегодня результаты выставок, охот и испытаний говорят о племенной ценности Тимьяна и Тамариска. Их дети не остаются незамеченными среди других, а выделяются своей породностью, блесткостью, правильностью сложения и высокими полевыми достижениями.

На сегодня звания Чемпионов из их потомков имеют:

Чемпион породы Романовс Тамариск:

Дети:
1. Гранд.Чемпион, Чемпион России, Беларуси, Национального клуба, Чемпион породы Сашенька Злынская
2. Чемпион России, Черноземья, Чемпион породы Алкид Шелкъ (п-к “Вега Шелк –Пантелеева Л.)
3. Чемпион России, Чемпион породы Византия Шелкъ (п-к “Вега Шелк –Пантелеева Л.)
4. Чемпион России, Чемпион породы Арапка Шелкъ (п-к “Вега Шелк –Пантелеева Л.)
5. Чемпион России Загадай
6. Чемпион России Загадка
7. Победители Всероссийских состязаний: Чемпион Породы Затравка и Завладай

Внуки:
1. Гранд Чемпион, Ч.России, Ч.НКП Борзой Романовс Светоч
2. Гранд Чемпион, Ч.России, Ч.НКП Борзой Романовс Сойка
3. Ч.России, Ч.НКП Борзой Романовс Сантара
4. Ч.России Борзой Романовс Сантар
5. Гранд Чемпион, Ч.России, Ч.НКП Вега Шелк Софья Палеолог (п-к “Вега Шелк –Пантелеева Л.)
6. Гранд Чемпион, Ч.России, Ч.НКП Вега Шелк С-Екатерина Великая (п-к “Вега Шелк –Пантелеева Л.)
5. Ч.Бонитировки Романа (питомник Рус Орлов – Рощина С.)

Правнуки:
1. Юный Чемпион России, Юный Чемпион НКП – Борзой Романовс Инфанта

Чемпион породы, Лучший производитель Романовс Тимьян
Дети:
1. 6 CACIB, Чемпион Беларуси, России, Чемпион породы Играй Каскад (питомник Играй – Ясмютина В.)
2. 6 CACIB, Чемпион Беларуси, России, Играй Кудеяр Сапега (однопометник)
3. Чемпион Беларуси Играй Клен(однопометник)
4. Чемпион Беларуси Играй Кончак (однопометник)
5. Чемпион России Погром 6. Чемпион России Барклай
6. Чемпион России, 3хЧемпион породы, 2хЛучший производитель Горицвет Шелкъ (п-к “Вега Шелк –Пантелеева Л.), вл.Эстрина, Рощина

Внуки:
1. Ч.России Агафья (питомник Рус Орлов – Рощина С.), вл.Балакирева Е.
2. Мульти Ч. Венец Всея Руси из Поднебесья, зав.Фатюхина, вл.Балакирева
3. Мульти Ч. Властелин Удачи из Поднебесья зав.Фатюхина, вл.Балакирева
4. Мульти Ч. Василиса Прекрасная из Поднебесья зав.Фатюхина, вл.Балакирева

Правнуки:
1. Юный Чемпион России, Юный Чемпион НКП – Борзой Романовс Инфанта

Игорь Борисович Соловьев открыл перед моими собаками дорогу,… дорогу, о которой я и мечтать не могла. Мы выстояли, мы выдержали!

Инна Эстрина

в раздел "Статьи"

питомник Русских Псовых Борзых "Борзой Романовс", владелец Инна Эстрина. E-mail: borzoi-romanovs@yandex.ru
Дизайн © Диоскури
Верстка и поддержка сайтов: dog-site@yandex.ru DOG-SITE - сайты о животных